Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/u26690/data/www/bestugev-m.org.ru/setting.php:28) in /home/u26690/data/www/bestugev-m.org.ru/index.php on line 14
«Клятва при гробе Господнем.русская быль XV в века. Сочинения Н. Полевого. 1832»: а потому я считаю его ровесником душе человеческой... а потому я думаю, что по...
Бестужев-Марлинский Александр Александрович
читайте также:
              9 Наташа смутным..
Фет Афанасий Афанасьевич   
«Две липки»
читайте также:
- "Поэтому я лгу! Негодный! слыхана ль такая дерзость в свете! Да помнится, что ты еще в запрошлом л..
Крылов Иван Андреевич   
«Басни»
читайте также:
Расцвет его относится к VII--VIII вв. н. э.)! Сундук, хранящий мертвую мечту, золотой песок и кудри луны, серебряные кольца! В тебе, многоэтажном, древние города...
Мигель Анхель Астуриас   
«Гватемала»
        Бестужев-Марлинский Александр Александрович ПроизведенияКлятва при гробе Господнем.русская быль XV в века. Сочинения Н. Полевого. 1832

Warning: mysql_fetch_array(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /home/u26690/data/www/bestugev-m.org.ru/lib.php on line 1849
Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:
Вы читаете «Клятва при гробе Господнем.русская быль XV в века. Сочинения Н. Полевого. 1832», страница 4 (прочитано 7%)

Коррекция ошибок:
На нашем сайте работает система коррекции ошибок Orphus.
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.
Бестужев-Марлинский Александр Александрович

«Клятва при гробе Господнем.русская быль XV в века. Сочинения Н. Полевого. 1832»


Она буянила и прежде, разбивала царства, ничтожила народы, бросала героев в прах, выводила в князи из грязи; но народы, после тяжкого похмелья, забывали вчерашние кровавые попойки, и скоро история оборачивалась сказкою. Теперь иное. Теперь история не в одном деле, но и в памяти, в уме, на сердце у народов. Мы ее видим, слышим, осязаем ежеминутно; она проницает в нас всеми чувствами. Она толкает вас локтями на прогулке, втирается между вами и дамой вашей в котильон. "Барин, барин! - кричит вам гостинодворский сиделец, - купите шапну-эриванку". "Ие прикажете ли скроить вам сюртук по-варшавски?" - спрашивает портной. Скачет лошадь - это Веллингтон. Взглядываете на вывеску - Кутузов манит вас в гостиницу, возбуждая вместе народную гордость и аппетит. Берете щепотку табаку - он куплен с молотка после Карла X. Запечатываете письмо - сургуч императора Франца. Вонзаете вилку в сладкий пирог и - его имя Наполеон!.. Дайте гривну, и вам покажут за гривну злосчастие веков, Клитемнестру и Шенье, убийство Генриха IV и Ватерлоо, Березину и Св. Елену, потоп петербургский и землетрясение Лиссабона - и что я знаю!.. Разменяйте белую бумажку, и вы будете кушать славу, слушать славу, курить славу, утираться славой, топтать ее подошвами. Да-с, история теперь превращается во все, что вам угодно, хотя бы вам было это вовсе не угодно. Она верна, как Обриева собака; она воровка, как сорока-воровка; она смела, как русский солдат; она бесстыдна, как блиншща; она точна, как Брегетовы часы; она причудлива, как знатная барыня. Она то герой, то скоморох; она Нибур и Видок через строчку, она весь народ, она история, наша история, созданная нами, для нас живущая. Мы обвенчались с ней волей и неволею, и нет развода. История - половина наша, во всей тяжести этого слова.
     Вот ключ двойственного направления современной словесности: романтическо-исторического. Надобно сказать однажды навсегда, что под именем романтизма разумею я стремление бесконечного духа человеческого выразиться в конечных формах. А потому я считаю его ровесником душе человеческой... А потому я думаю, что по духу и сущности есть только две литературы: это литература до христианства и литература со времен христианства. Я назвал бы первую литературой судьбы, вторую - литературой воли. В первой преобладают чувства и вещественные образы; во второй царствует душа, побеждают мысли. Первая - лобное место, где рок - палач, человек - жертва; вторая - поле битвы, на коем сражаются страсти с волею, над коим порой мелькает тень руки провидения. Ничтожные случайности дали древней литературе имя классической, а новой имя романтической, столь же справедливо, как Новый Свет окрестили Америкой, хотя открыл его Коломб.




Страницы (42) : Полный текст книги
Перейти к титульному листу
Версия для печати


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15  ...    >> 


Тем временем:

...

"You are lucky to have any thing finished," he rejoined. "Since Hazard
got here every thing is turned upside down; all the plans are changed.
He and Wharton have taken the bit in their teeth, and the church
committee have got to pay for whatever damage is done."

"Has Mr. Hazard voice enough to fill the church?" she asked.

"Watch him, and see how well he'll do it. Here he comes, and he will hit
the right pitch on his first word."

The organ stopped, the clergyman appeared, and the talkers were silent
until the litany ended and the organ began again. Under the prolonged
rustle of settling for the sermon, more whispers passed.

"He is all eyes," murmured Esther; and it was true that at this
distance the preacher seemed to be made up of two eyes and a voice, so
slight and delicate was his frame. Very tall, slender and dark, his
thin, long face gave so spiritual an expression to his figure that the
great eyes seemed to penetrate like his clear voice to every soul within
their range.

"Good art!" muttered her companion.

"We are too much behind the scenes," replied she.

"It is a stage, like any other," he rejoined; "there should be an
_entre-acte_ and drop-scene. Wharton could design one with a last
judgment."

"He would put us into it, George, and we should be among the wicked."

"I am a martyr," answered George shortly.

The clergyman now mounted his pulpit and after a moment's pause said in
his quietest manner and clearest voice:

"He that hath ears to hear, let him hear."

An almost imperceptible shiver passed through Esther's figure.

"Wait! he will slip in the humility later," muttered George.

On the contrary, the young preacher seemed bent on letting no trace of
humility slip into his first sermon. Nothing could be simpler than his
manner, which, if it had a fault, sinned rather on the side of plainness
and monotony than of rhetoric, but he spoke with the air of one who had
a message to deliver which he was more anxious to give as he received
than to add any thing of his own; he meant to repeat it all without an
attempt to soften it...

Адамс Генри   
«Esther»





Смотрите также:

А. А. Бестужев-Марлинский: краткая справка

Бестужев, Александр Александрович, - выдающийся писатель, известный под псевдонимом Марлинского

Александр Бестужев (Русские поэты, 1996)

А.А. Бестужев-Марлинский. Краткая биографическая справка

Александр Александрович Бестужев-Марлинский


Все статьи



Другие ресурсы сети:

Бернхард Томас

Баратынский Евгений Абрамович

Полный список электронных библиотек, созданных и поддерживаемых под эгидой Российской Литературной Сети представлен на страницах соответствующих разделов веб-сайта Rulib.net





Российская Литературная Сеть

© 2003-2014 Rulib.NET
Координатор проекта: Российская Литературная Сеть, Администратор сайта: Тимур Литовченко. Сайт работает под управлением системы "Электронный Библиотекарь" 4.7

Правовая информация: если Вы являетесь автором и/или правообладателем любых из представленных на страницах нашей библиотеки произведений, и возражаете против их нахождения в открытом доступе - сообщите нам по адресу copyright@rulib.net и мы немедленно удалим указанные работы.

Информация о литературной сети
Принять участие в проекте


Администратор сайта и координатор проекта не несут ответственности за содержание рекламных материалов и информации, размещаемой посетителями, однако принимают все необходимые и достаточные меры для контроля. Перепечатка материалов сервера возможна лишь при обязательном условии ссылки на ресурс http://www.bestugev-m.org.ru/, с указанием автора материала и уведомлением администрации ресурса о дате и месте размещения.