Бестужев-Марлинский Александр Александрович
читайте также:
. - Не замай, дядя Антон, - откликался парнишка, - небось не снесет! Дядя Антон, успокоенный каждый..
Григорович Дмитрий Васильевич   
«Антон-Горемыка»
читайте также:
Пусть говорят с улыбкою презренья: Она есть плод обманутой мечты, - Не верь словам холодного сужденья: Они чужды душевной теплоты. О!..
Огарев Николай Платонович   
«Избранные стихотворения»
читайте также:
Ивана Алексеевича сестра городничего, девица зрелых лет, с лицом несколько уже поблекшим, но с юной душою и сердцем отменно ро мантическим: одна она выписывала и..
Загоскин Михаил Николаевич   
«Вечер на Хопре»
        Бестужев-Марлинский Александр Александрович Произведения
Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:
Обратите внимание: для Вашего удобства на сайте функционирует уникальная система установки «закладок» в книгах. Все книги автоматически «запоминают» последнюю прочтённую Вами страницу, и при следующем посещении предлагают начать чтение именно с неё.
Коррекция ошибок:
На нашем сайте работает система коррекции ошибок Orphus.
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Warning: file() [function.file]: php_network_getaddresses: getaddrinfo failed: Name or service not known in /home/u26690/data/www/bestugev-m.org.ru/lib.php on line 1723

Warning: file(http://iqb-promo.ru/libs_not_indexed_list.txt) [function.file]: failed to open stream: php_network_getaddresses: getaddrinfo failed: Name or service not known in /home/u26690/data/www/bestugev-m.org.ru/lib.php on line 1723

Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/u26690/data/www/bestugev-m.org.ru/lib.php on line 1727
На правах рекламы:


Бестужев-Марлинский Александр Александрович

Замок Нейгаузен


Рыцарская повесть

[Эпохою своей повести избрал я 1334 год, заметный в летописях Ливонии
взятием Риги герм. Эбергардом фон Монгеймом у епископа Иоанна II; он привел
ее в совершенное подданство, взял с жителей дань и письмо покорности
(Sonebref), разломал стену и через нее въехал в город. Весьма естественно,
что беспрестанные раздоры рыцарей с епископами и неудачи сих последних
должны были произвести в партии рижской желание обессилить врагов
потаенными средствами. - Примеч. автора]

ПОСВЯЩЕНА Д. В. ДАВЫДОВУ

I



Летний день западал, и прощальные лучи солнца бросали уже волнистые
тени на круглые стены замка Нейгаузена. Туман подернул поверхность речки,
обтекающей кругом холма, на котором воздымаются твердыни, и она, гремя,
бежала вдаль сереброчешуйною змейкою. Ворота замка были отворены, и сквозь
них, среди широкого двора, виделись терема рыцарские. Остроконечные их
кровли пестрели разноцветною черепицею; все углы обозначались стрелками, и
на многих висели башенки. Неровной величины окна, с чудными изображениями,
были разбросаны в стенах без всякого порядка, и контра-форсы, упираясь
широкою пятою в землю, поддерживали громаду здания. Казалось, оно не было
древним; но молодой мох лепился уже по стенам, из неровного плитняка
сложенным, и местами зеленил мрачную их наружность. Двухъярусные переходы
вокруг бойниц амфитеатром замыкали окружность, и на них грудами лежали
каменья, бревна, станки для огромных самострелов, тяжелые топоры, даже
стенные пищали, тогда весьма редкие и столь же опасные своим, как врагам;
словом, все доказывало близость опасного соседа и возможность внезапной
осады. Часовые в шишаках, однако ж без лат, бродили по гребню, и в замке
было так тихо, что слышалось пенье кузнечика. Направо от ворот щипал мураву
статный конь; влево тянулись полосатые гряды огорода. Между ими, опершись
на заступ, стоял садовник Конрад и с высоты любовался на закат солнца. Он
не заметил, когда подошел к нему рыцарь в бархатной, сереброшвейной мантии
и в весьма коротком полукафтанье малинового цвета. Лицо его было нахмурено,
и руки, сложенные на груди, закрывали до половины осьмиконечный мальтийский
крест. Тщательно завитые волосы и вообще щеголеватость в одежде показывали,
что он чужеземец, ибо тогда ливонские рыцари не пышно рядились.
- Пусть крапива забьет твои гряды! - сказал он мимоходом Конраду, и
Конрад, почтительно бросив свою шапку на землю, отвечал:
- Благодарю за желание, благородный рыцарь; но у меня и без того плохо
идет работа. Здешнее солнце светит только по праздникам, а эти башни и
совсем не пускают его заглянуть в огород...
- Старый дурак! Когда строят корабль, думают ли о приволье мышам?
- Преумно и премилостиво, благородный рыцарь. Но вы, кажется,
рассержены; смею ли я, старый слуга ваш, спросить о причине?
- Бесстрастное творенье! разве не понимаешь ты, что нежданный возврат
барона разрушает все мои надежды: теперь Эмма станет еще неприступнее.
Впрочем, я на все решился, Конрад! Меняй свой заступ опять на кинжал,
поедем лучше галерою бороздить море. Право, доходнее резать турецкие
головы, чем сажать турецкие огурцы.
- Я всегда в вашей воле, рыцарь!
- Если б ты к моей воле прилагал и свою, - эта честолюбивая женщина не
ускользнула бы из рук моих!
- Пусть каждый шиллинг, от вас полученный, прожжет мой карман, если я
даром брал награды. Всякий раз, когда госпожа приходила сюда учиться
заморскому садоводству, я издалека заводил речь о вашей славе, о вашем
богатстве, потом о вашей красоте... Потом намекал о вашей любви, о вашей
страсти, рыцарь! Вы сами знаете, что есть вещи, о которых молчать
невыгодно, а самому их высказать нельзя... и эти-то вещи были все
рассказаны мною, - похвалы сыпались у меня, как чечевица.
- И просыпались мимо. Нет, ты не умел, Конрад, посеять в ее сердце ко
мне соучастия и взаимности.
- Благородный рыцарь! любовь растет скоро, как кресс-салат, но она
все-таки не огородный овощ. Ее зародить в баронессе было ваше, а не мое
дело. Впрочем - терпение!
- Терпение - добродетель верблюдов, а не людей.
- Может быть, не таких, как вы, благородный рыцарь; но вы сами видите,
как наш русский пленник Всеслав своею терпеливостью отбивает у поспешных
прекрасную Эмму. Ну, право, на него глядя, можно подумать, что он вырос в
школе странствующих миннезингеров: только и дела, что вздыхает, - а между
тем баронесса поглядывает на него очень умильно.
- Проклятый утешитель! Ты раздираешь мне сердце намеками, которые
давно мне кажутся истиною. Любовь палит меня, но еще более ревность грызет
душу. Так, я уже решился на все. Я хочу, я жажду удалить и мужа и этого
воздыхателя-новогородца, чтобы самому сблизиться с нею. Ты знаешь, Конрад,
что я говорю не с ветра и не на ветер; теперь требую твоего совета.
- Мое мнение, рыцарь, начать с гостя; то есть намекнуть барону о
склонности его супруги к Всеславу - и русский соперник ваш уберется
восвояси.
- Ты прав, Конрад; ты стоишь золотой петли за эту богатую выдумку.
Так, я неприметно волью в его чувства отраву, которая льется в моих жилах;
передам ему все затейливые подозрения ревности и с ним разделю ненависть к
общему сопернику, а потом найдем средство удалить и ненавистного супруга.
О! Я уже предвкушаю торжество мое: мои арабские бегуны умчат пас за
тридевять земель. Для Эммы сброшу я эту командорскую мантию, забуду почести
Ордена и славу света, чтобы в забытом углу его найти с нею счастие!..
- Скорее ваш меч разрастется в ножнах, нежели Эмма согласится
бежать...
- Но скорее рука моя будет вращать веретено вместо копья, чем я
откажусь от своего намерения. Для моей воли нет завета, ни препон - кроме
гибели. Пусть Эмма добродетельна, верна, - но ведь она женщина; она
прекрасна и, следовательно, тщеславна. Одним словом, Конрад, я истощу весь
арсенал обольщений: буду нежен как дамская перчатка, гибок как страусовое
перо; стану звенеть золотом и железом, пролью слезы и кровь, и волею или
неволею, но Эмма будет в моих объятиях - или Ромуальд фон Мей в когтях
демона. Что же до самого барона...
Конрад прервал его запальчивость, показав на часового, который
приближался к ним по зубчатой, стене. Рыцарь понизил голос, но по его
движениям, по его сверкающим взорам видно было, что дело шло о чем-то
важном. Конрад сомнительно покачал головою, и два злодея расстались.


II



Круглая зала Нейгаузена освещена была двумя большими свечами из
желтого воска, воткнутыми в двурогий железный светец. Пламя их веяло по
воле ветра, проникающего в неровный свинцовый переплет готических окон, но
блеск не достигал под вершину остроконечных сводов, зачерненных дыханием
времени, и только изредка отсвечивались по стенам щиты и кирасы и двойная
тень мелькала от оленьих рогов, между ими прибитых. Две тяжелые печи,
испещренные муравлеными украшениями, стояли друг против друга. Дебелый
дубовый стол занимал средину комнаты. За ним сидел рыцарь Ромуальд фон Мей
и беспечно стучал шашкою по доске... Игра была не кончена, стаканы
опрокинуты, и владетель замка Эвальд фон Нордек ходил быстрыми шагами по
зале. По неровному звуку его шпор, по волнению в груди заметно было, что он
вне себя; его лицо пылало гневом, и кровавые глаза разбежались.
- Да, да, - вскричал он, остановившись против Мея, - теперь вижу, что
был до сих пор слепцом, был игрушкою жены своей. И я был так прост, что
доверился этому русскому варвару, оставил волка в овчарне. Теперь не
дивлюсь, что жена моя... что Эмма, хотел я сказать, так нежно ухаживала за
его ранами, так жаловала его песни и разговоры. Теперь понятно мне, отчего
шепчут рыцари, когда я вхожу в их общество, отчего дамы так часто
спрашивают об ее здоровье. Лицемерная, неблагодарная женщина! Не я ли
презрел для нее все обычаи предков и все толки дворян - извел ее из пыли
ничтожества и из безродной сироты сделал владетельницей Нейгаузена; но что
более всего: не я ли любил ее так нежно, так пламенно! О, какое яркое пятно
положила ты на славное имя Нордеков! Что сказал бы теперь дед мой,
гермейстер Ордена, если бы такие обиды могли воскрешать мертвых, как они
умерщвляют живых!
- Думаю,. - сказал Мей двусмысленным голосом и пожимая плечами, - он
сказал бы то же самое, что и я повторяю: что люди завистливы и, статься
может, слухи об этой связи - пустые.
- Нет, друг Ромуальд, не утешай меня, как ребенка; я знаю, что
подобные вести позже всех доходят до ушей мужа, и, верно, уже они имеют
вес, когда ты, чужеземец, их знаешь...
Ромуальд встал, чтобы скрыть волнение души, и как будто нечаянно
подошел к окну.
- Они еще не едут с охоты, - сказал он притворно равнодушным голосом.
- Не едут - и, поверь мне, еще долго не будут, - отвечал Эвальд
нетвердым тоном презрительного бесстрастия. - Они не ждут меня из похода, а
часы летят для них так скоро, что они и не думают о возврате... Или, - что
я говорю, - может, они нарочно ждут вечера... Лес широк, тропинки
излучисты... Мудрено ли заблудиться!
- Какие черные мысли, Эвальд; разве не могло, в самом деле, случиться,
что их соколы разлетелись.
- Я скличу их завтра на тело Всеслава! - Едут, едут! - раздалось по
замку.
Топот коней и восклицания охотников огласили окружность; оконницы,
дребезжа, отозвались на звук вестового рога с башни, и сердце барона
оледенело... Он бросился в широкие кресла и закрыл глаза рукою. Кто-то
бежал по лестнице, дверь скрыпнула, Эвальд вскочил; яростным взором
встретил он входящего, - и напрасно: это был паж баронессы.
- Скажи госпоже твоей, - крикнул он, - чтобы она дожидалась меня в
своих покоях, но чтобы она не входила сюда... Это моя воля, мое приказание;
слышишь ли: мое приказание!
Изумленный паж удалился с трепетом, - и опять мертвая тишина в зале.
Ромуальд молчал; Нордек не мог говорить. Наконец с шумом вбежал Всеслав в
комнату. На нем был красный кафтан, на полах вышитый золотом. За кушаком
татарский кинжал, на руке шелковая плетка, и красные каблуки его сапогов
пестрели разноцветною строчкою; яхонтовая запонка и жемчужная пронизь на
косом воротнике доказывали, что Всеслав не простого происхождения; но
смелая, развязная поступи, открытое лицо и быстрые взоры еще более заверяли
в его благородстве. С радостным челом, с дружеским приветом кинулся он
обнять Эвальда, но Эвальд яростно оттолкнул его.
- Прочь, изменник! - воскликнул он. - Прочь! Не пятнай меня своим
иудиным лобзаньем...
- Что это значит, Эвальд? - произнес Всеслав, пораженный видом и
выраженьем барона.
- Ты слишком хорошо знаешь, об чем говорю я; но притворство ни к чему
не послужит... Признайся!
- Ты потерял рассудок, Эвальд!
- О, как бы желал я потерять его, но к несчастию, он теперь яснее,
нежели когда-нибудь. Я теперь вижу, чем ты заплатил за мое гостеприимство,
как ты отвечал на мою доверенность. Я с тобой, со врагом, поступил как с
братом, а ты обольститель, ты с другом поступил будто со злейшим
неприятелем.
Лицо Всеслава загорелось негодованием.
- Эвальд! - вскричал он, - не для того ли ты возвратил мне жизнь, чтоб
отнять честь? не для того ль почтил пленника гостеприимством, чтобы сильнее
оскорбить гостя клеветою?
- Это правда, это ужасная правда! И... не заставь меня употребить
силу... Если ты в ней не сознаешься, то, богом клянусь, Всеслав, тем богом,
которого ты забыл, - волки и вороны будут праздновать мой гнев твоим
трупом.
Всеслав, внимая этим угрозам, гордо сел в кресла и спокойным голосом
отвечал:
- Рыцарь фон Нордек, я пленник твой; делай что хочешь. Но ты видел под
Вейзенштейном, когда рубился я с твоими латниками, пугала ли меня смерть!
Ужели думаешь теперь застращать ею? Поверь, Эвальд, мне легче будет умирать
безвинному, чем тебе жить после злодейства. Впервые вижу я такое утончение
злобы: зачем было не умертвить меня на поле битвы, чтобы здесь выхолить на
убой!
- Затем, что ты был тогда лишь неприятелем Ордена, а теперь стал моим
личным врагом, моим кровным злодеем, похитив любовь легковерной Эммы!
- Рыцарь! Именем чести и доброй славы невинной супруги твоей требую
доказательств!
- Невинной?.. Давно ли волки проповедуют невинность лисиц? Давно ли
русские говорят о чести?
- Русские всегда ее чувствуют. Вы, германцы, ее пишете на гербах, а мы
храним в сердце.
- В твоем черном сердце - не бывало искры других чувств, кроме
неблагодарности, обмана и обольщения!
- Слушай, рыцарь, - вскричал Всеслав, вскакнув, - низко и в поле
ругаться над безоружным, но еще ниже обижать в своем доме. Я бы умел тебе
заплатить за обиду, если бы моя свобода и сабля были со мною!
- Ты будешь иметь их на свою пагубу, - отвечал в бешенстве Эвальд, - и
суд божий поразит вероломца!
- Когда ж и где мы увидимся? - спросил Всеслав.
- Как можно скорее и как можно ближе. Я удостаиваю тебя поединка,
чтобы иметь забаву самому излить твою кровь и ею смыть пятно со щита моих
предков. Оружие зависит от твоего выбора. Я готов драться пеший и конный, с
мечом и с копьем, в латах или без оных. Бросаю тебе перчатку не на жизнь, а
на смерть.
Всеслав хладнокровно поднял перчатку.
- Итак, на рассвете, - сказал он, - с мечами, пешие и без лат. У меня
нет товарища, а потому и Нордека прошу не брать свидетелей. Место назначаю
отсюда в полумиле, но дороге к Веро, под большим дубом. Там я жду обидчика
для свиданья, чтобы сказать ему вечное прости.
- Но куда ж спешите вы, благородный русский? - спросил Мей с тайною
радостию, подозревая, что Всеслав сбирается скрыться.
- Куда глаза глядят, - отвечал Всеслав, снимая со стены свою саблю и
шлем, висевшие в числе трофеев. - Чистая совесть постелет мне ложе в лесу
дремучем, и мне не будет там душно, как в этом замке, где меня берегли,
чтобы чувствительнее обидеть.
Он вышел из замка, со вздохом взглянул на окно Эммы и побрел в темноте
по сыпучему песку.


III



Светло и радостно встало утро над замком, но в замке все было угрюмо и
печально. Старик Отто, отец Эвальда, в беличьем полукафтанье, сидел в своей
комнате у окна; подле него лежала Библия, но он уже не мог читать ее, он с
беспокойством глядел в поле сквозь цветные стекла. Эмма, заливаясь слезами,
молилась перед распятием, и бледное лицо ее и белокурые волосы, разметанные
по плечам, ярко отделялись от черного камлотового, опушенного горностаями
платья, которое длинными складками упадало на пол.
- Не плачь, не крушись, моя милая, добрая Эмма, - с нежностию сказал
старый барон; но голос его доказывал, как трудно было исполнять ему совет
свой. - Прости моему Эвальду и надейся на всевышнего, может, все кончится
счастливо. Злые наветы заставили моего вспыльчивого сына обидеть безвинного
человека... Но ведь не каждая рана смертельна, - а, по-моему, лучше носить
язву на теле, чем убийство на совести. Солнце уже высоко, и он, верно,
скоро воротится. Рыцарь Мей с капелланом давно поехали на место поединка
узнать, чем он кончился... Но вот пылят но дороге...
Сердце в Эмме забилось часто и сильно, голова кружилась, дыханье
занялось в груди... Она не смела ни взглянуть в окно, ни услышать может
быть радостной, может быть смертельной вести.
- Это они, это точно они, - воскликнул Отто. - Уже я распознаю жеребца
Ромуальдова, вот и капеллан... вот и пегий бегун Эвальда... но... боже
мой!.. он убит!
- Кто убит, батюшка? кто?
- Он, Эвальд! Эмма! у тебя нет более супруга. Бедный Отто! у тебя нет
уже сына. Он, единственный мой Эвальд, убит, убит.
С воплем опустился Отто в кресла и потерял чувства. Эмма вскочила,
шатнулась и едва могла удержаться о распятие. Взоры ее померкли, голос
замер, и голова скатилась на грудь. Это зрелище представилось Рому-альду и
Всеславу, когда они, запыленные, вошли в комнату.
- Где, где он? - вскричала Эмма, которой приход их возвратил жизнь. -
Отдайте мне моего Эвальда!
- Его нет, - сурово отвечал Мей.
- Рыцарь, не обманывайте меня... Впервые прошу вас, Ромуальд, скажите
мне всю правду. Где муж мой?
- Я не лгу, баронесса, он пропал без вести.
- Скажите лучше - без возврата.
Рыдания Эммы раздули искру жизни в старом Отто, и тот же вопрос был
повторен Мею.
- Мы искали его везде, - отвечал Мей, - обскакали кругом на милю,
перешарили все кустарники, - и следу нет. Вероятно, разбойники или
наездники русские, - примолвил он, взглянув подозрительно на Всеслава, -
схватили и увезли его за свой рубеж.
Казалось, внезапный луч осветил мысли Эммы. Все и всё обвиняло
Всеслава. В самом деле, для чего избрал он такой уединенный час поединка и
место на границе русской? Для чего желал видеть противника без лат, без
свидетелей? О, это верно, это несомненно. Удар наемного кинжала есть
скорейшее средство избавиться сильного неприятеля. Эмма как помешанная
бросилась к Всеславу, который, опершись на окно, с глубокой тоской смотрел
на нее.
- Кровопийца, - вскричала она, - разве недоволен ты, лишив меня
доверия и любви моего супруга, когда теперь потаенно убил его? Признайся в
своем злодействе. Отвечай, где совершил ты преступление? Куда бросил его
тело? Скажи, чья кровь дымится на руках твоих?..
Эмма не могла продолжать.
- Эмма, Эмма! - с укором возразил до глубины души огорченный Всеслав,
- и ты могла подумать, что я способен на такое низкое дело! Неужели
все, кого так искренно любил я, кого так беспредельно уважал, сговорились
подозревать, обвинять меня в гнуснейшем вероломстве и преступлении, едва
вероятном для самых закоснелых злодеев!
Слезы навернулись на глазах Всеслава. Все умолкли, наблюдая друг
друга. Какое-то злобно-радостное чувство просвечивало сквозь угрюмую
физиономию Мея, по его взор выражал то сожаление к Эмме, то ненависть к
обвиненному. Отто отирал серебряными волосами глаза свои, но ни одна слеза
не выкатилась, чтобы облегчить растерзанное сердце отеческое. С живым
участием, но с мучительною тоскою обвиненного человека, который жаждет и не
может утешить своих обвинителей, боясь упрека в ласкательстве, стоял
Всеслав между ими, но его взгляд был горд и покоен. Эмма в забытьи, с
бродящими окрест взорами, опиралась на плечо Отто. Все беды, все горести
слились для нее в одно тяжкое ощущение, в чувство хладного и немого
отчаяния. Картина была ужасна.
Молчание прервано было криком Сигфрида, щитоносца Эвальдова.
- Беда, беда... - вопиял он, вбегая в залу. - Горе и смерть нашему
бедному господину; он схвачен тайным судом; вассалы видели, как утром
провезли его связанного, и три зарубки на воротах это доказывают!
- Все погибло! - диким голосом воскликнула Эмма и как труп упала к
ногам Оттовым.


IV



В глухую полночь тайное Аренсбургское судилище [Тайное судилище
(Freigerichte, Femegerichte, Heimliche Gerichte), это пугалище средних
веков, из Германии с рыцарством перешло и в Ливонию. Заседания их
(Freistuhl) были в замках Арраше и Аренсбурге, где доселе находится
множество костей, в стену закладенных. Позывы свои оно делало и посредством
зарубок на воротах или на деревах. Впоследствии гроссмейстер Эрпингсгаузен
запретил особым декретом повиноваться сему суду, основанному вначале для
удержания насилий самосудных баронов и впоследствии превратившемуся в
скопище разбойников, влекомых корыстью или мщением. Слово Femegerichte
происходит от старинного саксонского слова verfemmen - проклясть, осудить,
лишить убежища законов (vogelfrei). - Примеч. автора] собралось под
открытым небом в дремучем сосновом лесу, осенявшем некогда берега Эзеля, -
собралось, чтобы судить привезенного рыцаря.
Нордеку развязали глаза, и он с изумлением увидел себя на поляне,
перед камнем судным. На средине его иссечен был крест; на нем лежали кинжал
и книга. Четыре факела, вонзенные в землю, проливали какой-то зеленоватый
свет на грозные лица присутствующих, и при каждом колебании пламени тени
дерев, как привидения, перебегали через поляну. Члены, опершись на длинные
мечи свои, закутавшись в мантии, сидели недвижны, вперив на обвиненного
тусклые очи. Черно было небо, гробовые ели шептались с ветром, и когда
стихал их говор, порой слышался плеск волн между камней прибрежных.
- Твое имя, рыцарь? - спросил председатель.
Нордек величаво стоял между стражей, закинув за плечо цепь и накрест
сложив руки.
- Мое имя? - повторил он, озирая с любопытством заседание. - Странный
вопрос, ежели ты судья, и бесполезный, когда разбойник. Зачем же лишили
меня свободы, как преступника, еще не зная, кто я таков?
- Такова форма суда. Кто ты, рыцарь?
- Меня должен знать каждый, кто не бегал, а дрался лицом к лицу.
Впрочем, я, не краснея, могу высказать свое имя и достоинство; я рыцарь
Эвальд фон Нордек, владетель Нейгаузена и ротмистр Монгеймовых латников.
- Рыцарь Эвальд фон Нордек! Ты предстоишь священному тайному суду
Аренсбургскому, судящему на земле и водах преступников совести и чести.
Итак, именем сего суда объявляем тебе: я, Оттокар фон Оснабрюк, фрейграф
Аренсбурга, брат Эзельского епископа Германа III, и мы все, духовные и
рыцари Тевтонского ордена, что ты обвинен в зажигательстве и в измене
Ордену по сношениям с врагами его, русскими. Оправдывайся, если можешь!
- Скажи лучше - если захочу; а я не могу и не должен хотеть этого. Я
не признаю другой расправы, кроме орденской.
- Здесь ты видишь многих собратий своих.
- Собратий по епанче, не по мечу - потому что вы воюете веревкой и
кинжалом, не по кресту - вы изменили ему, преступив клятву повиноваться
одному гермейстеру. И, значит, вы враги Ордена, когда обвиняете за то же
самое, за что славил меня гермейстер: за верное исполненье воинской
должности.
- Но ты забыл тогда долг человека.
- Фрейграф!.. Пролитая кровь, пожары и расхищенья святыни и все
злодейства, необходимые спутники войны, лежат на ответе епископа Иоанна и
гермейстера Монгейма, а я был только орудием высшей воли. Монастырь
Дюнамюнда вредил нам при осаде Риги, как крепость, и я взял его приступом,
как солдат, а следствия упрямого отпора известны. Но там духовные сражались
и гибли, как рыцари, - а вы, рыцари, судите за военное дело, будто за
святотатство.
- Вольные члены! В первом обвинении фон Нордек признается.
- Я горжусь тем, как воин, но сожалею о том, как человек. Об остальном
же нелепом и низком обвинении скажу, что настоящие сыны Ордена не подражают
примеру вашего Фехтена [Рижский епископ Фехтен, воюя против герм.
Думпесгагена в 1286 г. соединился с литовским князем Витовтом. - Примеч.
автора] и не братаются с язычниками-литовцами для грабежа братних имений.
Впрочем, как можете вы вступаться за Орден, когда сами его первым случаем
вините? Разве можно быть вдруг и за епископа и за гермейстера?
- Истина не принадлежит пи к какой стороне, и правосудие казнит без
лицеприятия!
- Истина не имеет нужды пресмыкаться во мраке и тайне; правосудие
обвиняет гласно и казнит всенародно, а не уязвляет, как змея в пятку, не
поражает, подобно бандиту, из-за угла. Еще раз спрашиваю: какое право
имеете вы судить меня?
- Рыцарь! Ты должен здесь только отвечать; можешь только просить, а не
спрашивать.
- Мне просить! Вас просить! Ты смешишь меня, фрейграф! Послушайте вы,
господа самозваные судьи мои, я знаю, что здесь обвинение есть уже смертный
приговор и что вы привлекли меня в этот вертеп не для того, чтоб судить, но
осудить; со всем тем не надейтесь, чтобы страх смерти заставил меня в жизни
унизиться. Знайте, что я всегда ненавидел вас и даже теперь презираю, что я
умру в сладостной уверенности на отмщение вам моего друга Монгейма, и
верьте, что каждый волосок, каждый сустав мой выкупится сотнями черепов
безземельных ваших рыцарей, белое знамя гермейстерское очервленится вашею
кровью и огонь очистит землю от трупов злодейских. Таково будет наказание
от человека, господа судьи... Я уже не говорю о воздаянии всевышнего судии!
Ваша совесть вам скажет о нем перед смертным часом, - и не будет вам
отрады, ни прощения.
- Нордек! Ты напрасно расточаешь брань и угрозы. Тайный суд
бесстрастен, как провидение, и неумолим, как судьба.
- Но кто дал вам, безумные люди, взор провидения, кто вручил вам меч
судьбы? Разум, дар неба, и земная власть гроссмейстера отвергают суд ваш. Я
не признаю его определений!
- Так испытаешь его силу, - с злобною усмешкою отвечал Оттокар. -
Господа вольные члены тайного Аренсбургского суда, по статутам и законам
нашим, клянитесь за мною судить обвиненного по совести и чести!
Все склонили колена и подняли правые руки... Эвальд услышал следующую
клятву:
- Клянусь стоять за тайный суд против отца и матери, против жены и
детей, против друзей и кровных, против ветра и огня, противу всего, что
солнце греет и дождь кропит, противу всего, что между землею и небом
находится; и пусть на душу мою обратится проклятие, а на мою голову казнь,
присужденная преступнику, если не выполню я судного приговора.
Как злые духи, встали и уселись опять члены суда, бренча оружием.
Фрейграф продолжал:
- Итак, вольные сочлены мои, перед вами стоит рыцарь фон Нордек,
уличенный в святотатстве; измена же его против Ордена, тайная связь с
русскими, которым хотел он предать пограничный свой замок Нейгаузен,
доказана еще в прошедшем заседании клятвенными показаниями известного вам
сочлена. Братья и члены! что присудите вы за такие ужасные злодейства?
Молчание.
- Гельмольд фон Лоде, твой приговор?
- Рыцарь Эвальд фон Нордек осужден!
- Verfemt![Осужден! - нем.] - раздалось со всех сторон.
- Verfemt! - радостно повторил фрейграф. - Лишен покрова всех законов
и обречен на смерть. Секретарь, занеси в книгу его имя и преступление.
Стражи!
Фрейграф махнул рукою, и несчастного увлекли.
- Рыцарь Ромуальд фон Мей, член тайного суда Вестфальского, ты был
обвинителем Нордека, - вручаю тебе кинжал для его казни. Еще сутки будет он
жить, чтобы выведать из него тайны гермейстерские, потому что он был во
всем правою рукою Монгейма; но потом соверши что начал и объяви главному
суду Красной земли [Rotes Land - так называли в старину Вестфалию, где
находился главный тайный суд, который уже заведовал всеми. - Примеч.
автора], как подвизается здешний, для общей пользы и славы.
Ромуальд безмолвно встал, склонил голову в знак согласия и, взяв
кинжал, хладнокровно пробовал его остроту... но взоры предателя сверкали
злобно, как глаза волка на добычу. Члены попарно медленным шагом скрывались
в мраке и чаще леса.


V



Видали ль вы восход солнца из-за синего моря? Уже холодеет раннее
утро, и заря зарумянилась на небе. Легкие туманы улетают к ней навстречу, и
пролетом их едва тускнеет стеклянная поверхность морская, подобно зеркалу,
тускнеющему под дыханьем красавицы. Дальний берег, мнится, висит в воздухе
и зеленою стрелкою исчезает в небосклоне. Все тихо; только изредка клик
плещущихся вдали лебедей по заре раздается, и нетерпеливый ветерок порой
заигрывает с звонкими камышами. И вот вспыхнул восток, и золотая к нему
тропа пересекла воды: солнце в лоне туманов, без блистания, как бы в
раздумье, стоит на краю небосклона и, вдруг воспрянув от вод, величественно
устремляется по небу.
Такое утро сияло над диким берегом Ливонии, когда человек двадцать
русских гостей любовались им. Две большие высокогрудые их ладии стояли близ
утеса. Невдалеке светлели высокие башни замка Пернау, недавно отстроенного
гермейстером Иокке. Двое, в кольчугах, с секирами, стояли на страже. Другие
лежали беспечно, раскинувшись вкруг огонька, лишь по дыму заметного против
солнца. Ото были товарищи молодого и богатого гостя Андрея Гремича. В то
время все новогородцы вырастали в море и в воде и звание купца было
неразлучно с достоинством воина. Случалось нередко, что торговцы,
отправляясь в чужбину за мирными прибылями, возвращались с добычею битвы.
Каждый своевольно, когда пробуждался в нем боевой дух или корысть к себе
манила, вооружался и разгуливал по Варяжскому морю и озеру Ладожскому, на
страх немцам и шведам. К такому же разряду, казалось, принадлежала дружина
Андреева. Тяжелое их оружие не могло принадлежать людям, непривычным к
битве, и жилистые их руки были способнее наносить раны, чем нарезывать
бирки [Бирки и доныне употребляются русскими подрядчиками в виде векселей.
Это не что иное, как лучинки, из которых нарезываются кресты и палочки,
означающие количество. Потом эта лучинка раскалывается надвое, и половинки
хранятся у отдатчика и приемщика до расчета, - Примеч. автора] или
выкладывать на счетах.
- Эй, земляки! - раздалось над их головою, и русские увидели на утесе
рыцаря в вороненых латах, на гнедом мекленбургском коне.
- Мы все земляки, все из земли сделаны, - грубо отвечал ему один из
гостей, зажигая фитиль самопала.
- Что тебе надобно, рыцарь?
- Узнать, где можно безопаснее к вам спуститься, - отвечал тот.
- Пусть молния опалит мне бороду, если я не спущу тебя вниз одним
прыжком! - возразил Илья, прикладываясь; но рыцарь мелькнул и исчез.
- К ружью! - закричал Андрей, хватаясь за меч.
Русские повскакали и приготовились принять незваного гостя. Между тем
незнакомец показался опять, тихо съезжая к ним по узкой тропинке.
- Бьюсь об заклад, - сказал Илья, - что это передовщик какой-нибудь
ватаги бродящих немецких рыцарей. Ну уж народец! С ними не плошай ни в
торгу, ни в мире. Как ворон крови, так они жаждут золота, и хоть деньги
ничем не пахнут, но они чутьем своим как раз спроведают, где есть пожива.
Сказывали, они еще недавно разграбили наших купцов в самом Юрьеве.
Проклятые язычники!
- Они, кажется, христиане, - важно заметил один из гостей.
- Да, да, христиане!..
Рыцарь приблизился, слез с коня, вонзил копье в землю и смело пошел в
середину русских. Бесстрашный Андрей вышел к нему навстречу; они сошлись.
- Андрей! - воскликнул рыцарь... и с поднятым наличником кинулся
обнимать его.
- Брат Всеслав, ты жив еще!
Сладостно было свидание братьев. Они плакали и усмехались, прерывистые
восклицания и безответные вопросы летели. Умиленные новогородцы столпились
вкруг своих начальников, кланялись, жали руку Всеславу, целовали и обнимали
его, как воскресшего: на родине его давно считали убитым.
- Полно, полно, - сказал Андрей, вырываясь из объятий братних, - ты
сломал мне грудь своими латами; но скажи, пожалуй, зачем ты променял свою
серебряную кольчугу на этот кирас, в котором гуляешь словно черепаха?
- Затем, чтобы безопаснее проехать по Ливонии, - но, брат и друг, мне
надо освежить свою душу рассказом...
Братья удалились к стороне: сели под иву, которая шатром развесилась
над берегом, и, рука в руке, взоры в глазах друг друга, разговаривали они
об родных и родине, и все чувства души и все страсти сердца мгновенно
отсвечивались на прозрачном облике Всеслава, и он жадно ловил рассказы о
подвигах соотечественников, о их славе. Он забыл о себе, внимая о
Новегороде... Ах! кто не заслушается вестью об родине, как пением райской
птички!
- А я, - сказал, наконец, Всеслав на повторенный вопрос брата, - как
ты знаешь, пал окровавленный, избитый и израненный на полях Вейзепштейна,
куда удальство завлекло меня с горстью бесстрашных. Я не знал, где я
очувствовался. Прошлое для меня исчезло; память истощилась с кровью, и все,
что тогда увидел я наяву, мне чудилось будто во сне. Надо мною вздымались
плитные своды, как в могильном погребе; на мне, как саван, белое покрывало,
и тусклая лампада едва освещала окружность. Я ужаснулся; мне представилось,
будто я погребен заживо! Холодный пот проступил на лице... Приподнимаю
голову, озираюсь... У моего изголовья сидела прелестная, как ангел,
женщина... Признаюсь тебе, я обомлел; суеверное воображение представило
мне, что в ней вижу я свою душу, которая, перед отлетом на небо, прощается
с бренным своим жилищем. Брат! это была супруга рыцаря фон Нордека,
великодушного моего победителя.
- Нордека! - воскликнул пылкий Андрей. - Этого рыцаря словом и делом,
который первый под градом камней и проклятий влез на стены дюнамюндские,
которого рижане страшатся, как божьего гнева! Я недавно видел его, когда он
обок гермейстера въезжал в пролом покорившейся им Риги, в пролом, который
был для них победными воротами. Этот Нордек ехал так горд, глядел так смело
всем в глаза... что... признаюсь, меня взяла охота померять с ним силы, -
он должен быть славный человек.
- Он в самом деле таков, - продолжал Всеслав. - Вспыльчив до бешенства
и неустрашим до безрассудства, зато как добр и радушен! Теперь буду
говорить о себе. Между тем как медленно возвращались мои силы, раздоры
Ордена с Новым-городом продолжались, и мне невозможно было в целые полгода
дать весточки, нельзя было спроведать о родимых. О, как часто, друг, у меня
было тяжко на сердце! И некому было открыть тоски своей, не с кем
погоревать вместе. Часто, каждый день глядел я с башни Нейгаузена на
Псковскую дорогу, которая вилась и скрывалась в лесу; иногда скакал по ней
русский всадник - и надежда моя воскресала, сердце билось крепко; но мнимый
вестник скрывался - и вновь оно ныло и замирало. Только с Эммою находил я
отраду; и благодарность за ее нежные попечения об раненом превратилась во
мне в какую-то неизъяснимо тихую к ней привязанность.
- Неизъяснимую? - перебил, грозя пальцем, Андрей. - Для меня это очень
понятно: ты влюбился в нее...
- Нет, Андрей, нет; это не была та бурная любовь, которую судьба
судила мне испытывать. В этом неприхотливом чувстве пет волнений, нет
бешеной веселости без причины, нет отчаяния от безделиц; огонь не снедал
моего сердца, и ревность не раскаляла его. Только, не знаю отчего, при ней
я дышал свободнее, с нею был веселее, но совесть моя была светла, как
клинок твоей сабли. Мы почти не разлучались - все трое езжали на охоту, на
прогулку, утром учили друг друга родным языкам своим, а вечером
рассказывали повести. Добрый Эвальд радовался, что пленнику не скучно;
гостеприимство и доверенность царствовали в доме, время мчалось, и пагубная
минута пробила. К Эвальду приехал погостить старинный друг его, вестфалец
фон Мей, мальтийский рыцарь, который в числе воинов прусского графа
Аренсбурга помогал гермейстеру на русских. В его душе сходились все знойные
страсти Востока с необузданною волею, которая всего желала и все могла. Он
вспыхнул страстию к прекрасной Эмме и употребил все средства опытного
волокитства, все тонкости тщеславия, все обольщения богатства, чтобы
преклонить ее на любовь. Гордая невинностию Эмма не хотела даже приметить
этого, и ее презрение возбудило в развратном его сердце злобу. Он оклеветал
ее в глазах мужа, заставил меня взяться за оружие, чтобы отвечать на
обидный вызов Эвальда, и, должно подозревать, обвинил его перед тайным
судом, потому что Эвальда схватили и увезли на Эзель. И что сказать тебе
еще о злодействах этого разбойника? Он, пользуясь смятением, похитил Эмму,
туда же увез сестру мою, нашу Эмму, - и, может быть... - как еще кровь не
брызжет из жил моих! - она поругана, обесчещена! Что же ты смотришь на меня
с таким изумлением? Да, там я нашел сестру, ту самую Марфу, которая еще
двухлетняя похищена была у родителей наших при набеге рыцарей на предместье
Пскова. Отто, отец Эвальда, сжалился над погибающей малюткой - привез домой
и воспитал как дочь, под именем дальней родственницы, не открывая никому
тайны ее рода, ибо он знал, как ненавидят германцы все русское племя. Я
узнал о том нечаянно, перед ее похищением, когда Отто хотел благословить
меня крестом русским для поиска об Эвальде. Брат! вот он, вот семейный наш
крест, вот и половина кольца с перста чудотворной великомученицы Варвары,
которым нас, близнецов, с Марфою благословил архиепископ, разломив на полы.
Подобный крест и полкольца уверили Эмму, - и я прижал к груди моей погибшую
сестру, я нашел ее, - и мы потеряли ее, может быть навсегда. О брат, брат,
мы ее потеряли!
- Чего же медлим, - воскликнул Андрей, - для чего ж волочим время в
рассказах, когда наш зять теряет, может быть, жизнь, а сестра честь свою!
О, как бы обрадовались наши старики такою находкою; а чего не сделаю я,
чтобы их обрадовать? В поход, товарищи!.. Мечите в море лишний груз -
надобно жертвовать драгоценным благороднейшему. На Эзель, в Аренсбург! в
этот притоп тайного суда, об котором довольно наслышался я, в это гнездо
плутов, которые во зло употребляют слово правосудие и льют кровь невинных.
- На Эзель, в Аренсбург! - восклицал Всеслав, вскакивая в ладью. - И
дай мне руку, брат, на смерть беззаконникам, если казнь уже постигла
благородного Эвальда. Я подкрадусь туда, как тать, и зарежу их, как
разбойник; в крови отцов утоплю детей, дымом пожара задушу все племя
злодейское, и пламень - знамя истребления разовьется над главами башен.

Якорь был уже поднят, когда Андрей послал одного из своих на берег.
- Возьми братнину лошадь, - говорил он ему, - и скачи по берегу, ищи
русских, расскажи им дело и сбери удалых в Ревеле. Там господами датчане, и
они будут с нами заодно. Если чрез два дни нет вести, то спешите на Эзель и
совершайте по нас поминки как знаете. Прощай!
Паруса размахнулись, и ладья, разбрызгивая волны, полетела по морю.
"Счастливого пути вам, други! - думал оставшийся новогородец на берегу. -
Спешите: ветер изменчив, и злодейство не теряет минут. Кто знает, на
избавление или на бесплодную месть вы спешите".


VI



Скован, как злодей, осужден, как преступник, лежал Эвальд на полу в
одной из башен аренсбургских. Неумолкающая тоска грызла его сердце, и все
насмешливые воспоминания счастия и все жестокие ощущения души будто нарочно
роились в воображении, чтобы отравить последние минуты жизни. Пять дней
тому назад он был счастливейшим человеком в свете. Увенчан молвою, отличен
гермейстером, почтен равными себе, спешил Эвальд в объятия прелестной
супруги и друзей, ему обязанных. А теперь... о боже мой, боже мой! Кто
испытал вдруг столько душевных и вещественных несчастий! Обманут другом,
изменен женою, безвозвратно оклеветан, очернен пред рыцарством, перед
потомками, осужден беззаконно и безвинно на гибель, на смерть, на казнь!..
"Умереть легко, - думал он, - но умереть на поле чести или на ложе
предков, не на плахе потаенного палача, на которой не застыла еще кровь
какого-нибудь бездельника. Погибнуть столь внезапно, оставить без награды
лучших друзей, без отмщения злейших врагов!.. Умереть так темно, что ни
один наследник, даже для виду, не придет поплакать на прах мой... Его
развеет ветр, размоют волны и хищные птицы разнесут по лесам и болотам...
О, это ужасно, это нестерпимо!"
В отчаянии грыз Эвальд оковы, и слезы ужаса бесчестной смерти замерли
в очах его. К счастию человечества, сильные удары страстей
непродолжительны. Выстрел потрясает твердь, но исчезает мгновенно; так и
отчаянье Эвальда утихло, как стихает ниспавшая волна водопада. Казалось,
разум сжалился над несчастным и отлетел прочь. Настоящее, прошлое и будущее
смешались для него в хаос. Мечты, будто сонные видения, проходили,
кружились, сталкивались в воображении; но тусклое понятие не могло схватить
ни одной черты, ни одной мысли, - все было мрачно, как могила, и
безначально, как вечность. Наконец звук цепей извлек Эвальда из его
ничтожественного забытья.
"Может быть, - подумал он с горьким вздохом, - эти цепи заржавлены
слезами других обвиненных, до меня здесь погибших... Может быть, и они были
так же невинны, так же несчастны, как я!.. Их уже нет... Скоро и меня не
станет, и поздний потомок найдет наши имена, записанные в кровавой книге
преступлений!.. Худая слава живет долее доброй, и, статься может, имя
Нордека, которым гордились доселе рыцари ливонские, предастся на поругание
в веках грядущих. Так! Благодетели людей тлеют в гробах, наравне с теми,
кому благотворили они, а ненависть переживает поколения. Знаменитые подвиги
умышленно забываются завистью, неодолимые замки исчезают под бороною,
славные удары могучих снедают время и ржавчина, с сокрушенными от них
бронями, а между тем низкая клевета таится в архивах, и предатель-пергамин,
чрез сотни лет, выдаст сказки за истину, обесславит добрых и возвеличит
ничтожных злодеев!.. Но разве нет вечного судии, чтобы творить награду и
суд независимо от прихотей случая и обманчивых понятий человека? Разве нет
другой жизни, где все истина и все благость?.."
Сердце Эвальда смягчилось, общая судьба людей примирила его со своею
судьбою, и какой-то внутренний голос вопиял ему: "молись!" И Эвальд
молился. Правда, он часто забывал молитву в боях и на пирах, но теперь, на
пороге смерти, он молится, и молится не от страха, но от умиления сердца.
Часто забывают смерть в припадках чести на поединках, ее не замечают в
блестящей мантии славы на сражениях; но не тогда, как она является во всей
своей наготе, со всеми ужасами неизбежной казни. Эвальд молился
чистосердечно, искренно... и час его пробил. Визгнули тяжкие засовы;
скрипя, отворилась дверь на пятах, и убийца с фонарем и кинжалом предстал
осужденному.


VII



- Куда вы везете меня? - говорила умоляющим голосом Эмма, в эстонской
ладье, своим бесчувственным похитителям; говорила, и буйный ночной ветер
развевал ее волосы, уносил ее слова.
- Конрад! Конрад! Сжалься хоть ты надо мною, вспомни мои всегдашние к
тебе милости... Злой человек, чем заслужила я от тебя такую измену!..
Любезный Конрад, скажи, куда и зачем везут меня?
- На Эзель, сударыня, на славный остров Эзель, в -гости к прекрасному
господину моему, рыцарю фон Мею.
- Но увижу ль я там моего Эвальда?
- О, конечно; он, верно, дожидается вас на первом дереве, а не на
виселице, - в этом я уверен, и это же самое докажет вам, что г. Эвальд
осужден не гражданским, а тайным судом. Да, впрочем, вам, высокорожденная
баронесса, печалиться не о чем. Такая красавица, как вы, в женихах нужды
иметь не будет. Ромуальд вас повезет с собою в Вестфалию, а там не то, что
ваша Ливония, где не найдешь, прости господи, кочна цветной капусты; там,
сударыня, шпанских вишен куры не клюют, а винограду больше, чем здесь
рябины; а рейнвейн-то, рейнвейн! О, да вы будете жить припеваючи. Правда,
ему нельзя явно жениться на вас; так что ж? Вы обвенчаетесь с левой руки, а
ведь с левой руки и сердце!
- Святая Мария! подкрепи меня, - воскликнула Эмма, рыдая, - до чего я
дожила: последний вассал смеет надо мною насмехаться. О злодей Ромуальд, я
проклинаю тебя!
- Ведь я говорил, что напрасно снимать повязку со рта баронессы: она
может простудиться, говоря так много. Ух! как качает, как плещет! Не правда
ли, сударыня баронесса, что ветер здесь немножко посильнее, чем ветер от
вашего опахала? Не поблагодарите ли вы меня за эту прогулку по морю! Могу
похвастаться, что я избавил всех от погони; это была мастерская штука; я
каждой лошади вколотил в ногу по гвоздику. Ба, да вот и огни в Аренсбурге;
посвищи, друг Рамеко, чтобы еще крепче задул ветер. Скоро, скоро мы выйдем
на берег, скоро вино польется в горло и деньги в карманы.
Вдруг взглянул Конрад в сторону: огромная ладья на всех парусах с
наветра катилась к ним наперерез.
- Кто едет?! - оробев, закричал Конрад. - Кто, друзья или неприятели?
- Это он, это изменник Конрад! - заревел в ответ громовой голос, и
вмиг русская ладья врезалась к ним в бок.
Ужас охватил сердце Эммы... Она слышит треск досок, хлопанье парусов,
крики битвы и клятвы умирающих. Мечи скрестились, искры сверкают по шлемам,
и вот несколько выстрелов, и опять сеча, и, наконец, вопли о пощаде...
- Нет пощады, топите разбойников! - раздалось, и вмиг ярящиеся волны
заплескались над тонущими и залили их пронзительные голоса.
Конрад схватился было за край, но мольбы злодея были бесплодны, и он,
проклиная себя, с обрубленными руками опустился на дно морское.
Какой переход от отчаяния к надежде, от чувства страха к нежным
ощущениям. Спасенная Эмма опамятовалась в объятиях братьев!
- Слушай, Рамеко, - говорил Всеслав избегшему от смерти кормщику
эстонской ладьи, - дарую тебе жизнь и свободу, но веди нас мимо камней,
прямо к Аренсбургу, прямо к той башне, где заключен пленный рыцарь. Ты
сегодня оттуда, следовательно должен все знать. Веди - или я познакомлю
тебя с рыбами!
Эстонец повиновался охотно, ибо он ненавидел владельцев своих столько
же, сколько их страшился.
Между тем буря свирепела от часу более; дождь лил ливмя, и только
блеск молний показывал близость замка.
- Смотри, - говорил Всеслав брату, - как дождь гасит ложный маяк,
сложенный из бревен разбитого корабля, чтобы приманить другие к погибели.
Смотри, как вьется молния вкруг шпицев замка, воздвигнутого на костях
несчастных пловцов, и не для защиты, а для угнетенья людей; но минута
карающего гнева приспеет, и гроза небес испепелит грозу земли.
- Сюда, сюда, - тихо говорил кормчий, устремляя бег ладьи на высокую
стену. - Опустите паруса, снимите мачты, склонитесь сами: мы проедем сквозь
низкий свод, оставленный для протока воды по рвам, к самому подножию башни.
Не без трепета и сомнения пустились русские под свод, где измена и
гибель могли встретить их.
Страшно плескали волны залива в стену и, отраженные, стекали из-под
свода, журча между расселинами камней; но там все было тихо и каждый шорох
вторился многократно. Чрез минуту они уже были во рву между башнею и
стеною.
- Вот окно заключенника, - сказал проводник, и русские остановились в
недоумении: окно было по крайней мере четыре сажени от земли.
- Wer da? [Кто там? - нем.] - закричал часовой, беспечно прохаживаясь
по стене, и завернулся в плащ, в полной уверенности, что над ним потешаются
злые духи.
- Я укорочу тебе язык, зловещая птица, - тихо сказал Гедеон; стрела
взвилась, и часовой полетел в воду.
- Счастливый путь, товарищ! Спасибо, что ты открыл нам дорогу
наверх... Посмотри, брат Всеслав, его плащ зацепился за зубец и раскинулся
по стене... Помогите мне, друзья, достать кончик; так, теперь крепко, не
сорвется. Тише, тише... Я уже наверху, а отсюда не более полуторы сажени до
окошка. И ты уже здесь, брат Всеслав, это славно! Теперь, товарищи, вырвите
из частокола бревно и подайте его сюда, оно послужит нам вместо лестницы и
тарана.
Чрез четверть часа десять удальцов были на гребне стены и по
приставленному бревну, скользя и обрываясь, лезли к башне. К счастию, подле
рокового окна выдавалась над рвом висячая стрельница, и с нее-то Всеслав
достиг до него. Приложив ухо к решетке, ему послышался голос, но это не был
голос Эвальда! Неужели же все труды напрасны, неужели его обманули?


VIII



Всеслав приник внимательнее к решетке, не смея, однако ж, заглянуть в
нее... Гневные слова раздавались в башне: то говорил Ромуальд.
- Вероломец, изменник, предатель, говоришь ты; такие названия мне
сладостны из уст моей жертвы. Так, я изменил дружбе, я скрывал свои
чувства, я предал тебя сторонникам Иоанна, чтобы удовлетворить свои
страсти, а
мщение есть первейшая моя страсть. Помнишь ли, Эвальд, турнир в
Кенигсберге, помнишь ли тот удар копья, которым ты выбил меня из седла; это
еще я мог простить тебе: тут была обижена только гордость; но помнишь ли,
что вместе с призом ты похитил у меня и сердце ветреной Аделаиды, - этого я
не мог простить и никогда не прощу тебе, и с той же минуты погибель твоя
была решена. Ревность заставила меня облечься в эту мантию и загнала на
скалы Африки, но месть привела сюда. Ты видел, умел ли я притворяться.
Теперь узнай еще, что я оклеветал твою Эмму и очернил Всеслава, чтобы
заставить тебя их обидеть. Этого еще мало, Эвальд: недовольный, что я
поругал твое имя, что вонзил в твое сердце муки совести, я похитил твою
Эмму, - теперь она уже в руках моих, и, вышед отсюда, зарезав тебя, я осушу
ее слезы поцелуями. Эмма - женщина: я ручаюсь, что через два дни она будет
уже играть этим кинжалом, который напьется кровью ее супруга.
- Изверг природы! - воскликнул Эвальд, всплеснув руками, - человек ли
ты?
- О, конечно, не ангел, - злобно отвечал Мей, - по какие существа мне
не позавидуют: я наслаждаюсь мучениями моего врага... Ну... полно тебе
жить, Эвальд, теперь я хочу жить за тебя.
Ромуальд взмахнул кинжал, но вдруг сбитая решетка, гремя, ринулась к
ногам его. Убийца оцепенел - и Всеслав, как ангел мщенья, ворвался в
темницу и одним ударом меча обезоружил Ромуальда.
- Полно тебе злодействовать, Мей! - загремел он. - Твой час пробил.
Выкиньте этого тигра в окно, - сказал он своим, - чтобы он не заражал
воздуха своим дыханием!
Новогородцам не нужно было повторять приказа; Ромуальда схватили,
раскачали и вышвырнули в окно с башни.
- Бездельник не утонет, - сказал Гедеон с насмешкою, прислушиваясь к
падению Мея, - у него препустая голова; слышишь ли, как звенит она,
стукаясь о камни?
- Его и дребезгов не останется, - отвечал Илья, - прежде нежели
долетит он до низу: все стены утыкапы частоколом.
- По делам вору и мука, - примолвил Гедеон, - он был великий злодей.
В одно мгновение разбил Всеслав рукоятью меча цепи Эвальдовы, и Нордек
склонил перед ним колено.
- Склоняюсь перед невинно обиженным мною, - воскликнул он, - и объемлю
моего великодушного избавителя!
Они взирали друг на друга с чувством безмолвного восторга, и горячие
слезы удивления и раскаяния смешались,
- Спеши к Эмме, - сказал Всеслав, - она невинна и добра, как прежде, -
она здесь внизу...
С криком безумной радости спрыгнул Эвальд на стену, с нее в ладью, и
счастливый, прощенный супруг упал в объятия восхищенной супруги. Для таких
сцен есть чувства и нет слов.
Гроза стихала, и наши пловцы выбирались из-под свода, когда чей-то
стон привлек их внимание. Всеслав выпрыгнул на каменья, чтобы посмотреть,
кто это, и ужаснейшее зрелище поразило его взоры: Ромуальд, изможденный,
проткнутый насквозь заостренным бревном, висел головою вниз и затекал
кровью; руки замирали с судорожным движением, уста произносили невнятные
проклятия.
- Чудовище, - сказал Эвальд, содрогаясь от ужаса, - ты жаждал чужой
крови и теперь задыхаешься своею.
Зажав уши, отвратив глаза, бежал он прочь. Но долго после того ему
слышалось, впросонках, смертное хрипение Мея, и картина его казни
представлялась как живая.
Ладья летела будто окрыленная, и новые родные уже беззаботно предались
излиянью чувств и рассказам.
- Посмотри, брат, - сказал Андрей Всеславу, - как расцветает над
замком зарево, - это мое дело; я вместо тебя распустил на башне огненное
знамя истребления и позаботился, чтобы нам было светло в дороге. Огонь
горячо принялся за наше дело, да и ветер раздувает его так усердно, будто
приверженец гермейстера. Послушайте, как кричат они, как стелется дым и
кидает уголья во все стороны. О, это утешно, это будет памятная отплата
господам тайным судьям за явные их проказы. Однако ж посоветуй зятю Эвальду
не выезжать вперед без свиты. У него не две головы, и мщенье не
обманывается дважды.
Спешите к берегу, молодые счастливцы! Там встретит вас дружба и под
щитом своим проведет на родину. Спешите! В Нейгаузене ждет вас радость и
ликованье; гостеприимство и приветы найденных родителей ждут вас в
Новегороде.
Я видел живописный Нейгаузен, и в нем не раздавался уже звук стаканов,
ни гром оружия. Верхом въехал я в круглую залу пиршества, - там одно
запустение и молчанье. Этот замок, построенный Вальтером фон Нордеком в
1277 году и наступивший пятою на границу России, доказывал некогда
могущество Ордена; теперь доказывает он силу времени. Лишь одна круглая
башня, прекрасной готической архитектуры, устояла; остальное распалось. По
карнизам стелется плющ, деревья венчают зубчатые стены; из бойниц, откуда
летали некогда меткие стрелы, выпархивает теперь мирная ласточка, и ручей,
пробираясь между развалин, омывает главы обрушенных башен, которые когда-то
гляделись с высоты в его поверхность.



КОММЕНТАРИИ



Замок Нейгаузен. Рыцарская повесть. Впервые - в альманахе "Полярная
звезда", 1824 год, за подписью: Александр Бестужев. Вторая повесть из
ливонского цикла.

Стр. 98. Давыдов Д. В. (1784 - 1839) - поэт, герой партизанского
движения во время Отечественной войны 1812 г.
Нейгаузен - пограничный замок ливонских рыцарей, построенный в начале
40-х гг. XIV в. (у Марлинского неверно - 1277 г.) и служивший опорным
пунктом рыцарей при набегах на псковские и новгородские земли (современное
название - Вастселийна).
...взятием Риги герм. Эбергардом фон Монгеймом у епископа Иоанна II...
- Эбергард фон Монгейм - ливонский магистр с 1327 г. Дата взятия Риги
у Бестужева неверная: Рига была взята в 1330 г.. а не в 1334 г. Кроме того,
архиепископом в Риге в это время был Фридрих Лобенштет (с 1304 по 1340 г.),
а не Иоанн II, умерший в 1295 г.
Стр. 99. ...стенные пищали... - длинное тяжелое ружье, заряжающееся со
ствола.
...осьмиконечный мальтийский крест... - орденский знак мальтийских
рыцарей, возникший в XI в.
Стр. 100. Миннезингеры - средневековые поэты Гермапии, воспевавшие
рыцарскую любовь.
Стр. 101. Муравленые (муравчатые) украшения - украшения, покрытые
глазурью.
Стр. 105. Камлотовое платье - платье из шерстяной ткани.
Стр. 108. Фрейграф - член тайного рыцарского судилища.
Стр. 109. ...с литовским князем Витовтом. - Как установлено
комментаторами, А. Бестужев ошибся, назвав князя Витовта вместо другого
литовского князя, Витена, который в 1298 г. нанес серьезное поражение
рыцарям, и дата - 1286 г. - указана ошибочно.



Бестужев-Марлинский А. А.

Б53 Сочинения. В 2-х т. - М.: Худож. лит.. 1981. - Т. 1. Повести;
Рассказы/Сост.; подгот. текста; вступ. статья и коммент. В. И. Кулешова.
487 с.
А. А. Бестужев-Марлинский - видный поэт, прозаик, публицист первой
трети XIX века, участник декабристского движения, член Северного тайного
общества. Его творчество является ярким образцом революционного романтизма
декабристов. В настоящее издание вошли наиболее значительные художественные
и публицистические произведения Бестужева, а также избранные письма.
В первом томе "Сочинений" напечатаны повести и рассказы: "Роман и
Ольга", "Ревельский турнир", "Испытание", "Страшное гаданье" и др.

70301-269
Б-------------33-80 4702010100
028(01)-81

Александр Александрович Бестужев-Марлииский
СОЧИНЕНИЯ В ДВУХ ТОМАХ
Том первый
Редактор К. Нещименко.
Художественный редактор Г. Масляненко.
Технический редактор Л. Синицына.
Корректор Г. Ганапольская
ИБ М 1577
Сдано в набор 07.06.79. Подписано в печать 12.09.80. Формат 84Х118
1/32. Бумага типогр. Љ 1. Гарнитура "Обыкновенная". Печать высокая.
25,620+вкл.-25,672 усл. печ. л. 26,817+вкл.= -26,861 уч.-изд. л. Тираж 100
000 экз. Заказ 995. Цена 2 р. 40 к.
Ордена Трудового Красного Знамени издательство "Художественная
литература". 107882, ГСП, Москва, Б-78, Ново-Басманная, 19. Набрано и
сматрицировано в Ярославском полиграфкомбинате Союзполиграфпрома
Государственного комитета СССР по делам издательств, полиграфии и книжной
торговли. 150014, Ярославль, ул. Свободы, 97. Отпечатано в полиграфическом
комбинате им. Я. Коласа Государственного комитета Совета Министров БССР по
делам издательств, полиграфии и книжной торговли, 220005, Минск, Красная,
23





Страницы (все) : Отдельные страницы
Перейти к титульному листу
Версия для печати




Тем временем:

...
Да за что ж ты так прогневалась?
Г-жа Простакова. Да вот, братец, на твои глаза пошлюсь. Митрофанушка,
подойди сюда. Мешковат ли этот кафтан?
Скотинин. Нет.
Простаков. Да я и сам уже вижу, матушка, что он узок.
Скотинин. Я и этого не вижу. Кафтанец, брат, сшит изряднехонько.
Г-жа Простакова (Тришке). Выйди вон, скот. (Еремеевне.) Поди ж,
Еремеевна, дай позавтракать ребенку. Ведь, я чаю, скоро и учители
придут.
Еремеевна. Он уже и так, матушка, пять булочек скушать изволил.
Г-жа Простакова. Так тебе жаль шестой, бестия? Вот какое усердие!
Изволь смотреть.
Еремеевна. Да во здравие, матушка. Я ведь сказала это для Митрофана же
Терентьевича. Протосковал до самого утра.
Г-жа Простакова. Ах, мати божия! Что с тобою сделалось, Митрофанушка?
Митрофан. Так, матушка. Вчера после ужина схватило.
Скотинин. Да, видно, брат, поужинал ты плотно.
Митрофан. А я, дядюшка, почти и вовсе не ужинал.
Простаков. Помнится, друг мой, ты что-то скушать изволил.
Митрофан. Да что! Солонины ломтика три, да подовых, не помню, пять, не
помню, шесть.
Еремеевна. Ночью то и дело испить просил. Квасу целый кувшинец
выкушать изволил.
Митрофан. И теперь как шальной хожу. Ночь всю такая дрянь в глаза
лезла.
Г-жа Простакова. Какая ж дрянь, Митрофанушка?
Митрофан. Да то ты, матушка, то батюшка.
Г-жа Простакова. Как же это?
Митрофан. Лишь стану засыпать, то и вижу, будто ты, матушка, изволишь
бить батюшку.
Простаков (в сторону). Ну! беда моя! сон в руку!
Митрофан (разнежась). Так мне и жаль стало.
Г-жа Простакова (с досадою). Кого, Митрофанушка?
Митрофан. Тебя, матушка: ты так устала, колотя батюшку.
Г-жа Простакова. Обойми меня, друг мой сердечный! Вот сынок, одно мое
утешение.
Скотинин. Ну, Митрофанушка! Ты, я вижу, матушкин сынок, а не батюшкин.
Простаков. По крайней мере я люблю его, как надлежит родителю, то-то
умное дитя, то-то разумное, забавник, затейник; иногда я от него вне
себя, от радости сам истинно не верю, что он мой сын, Скотинин. Только
теперь забавник наш стоит что-то нахмурясь.
Г-жа Простакова. Уж не послать ли за доктором в город?
Митрофан...

Фонвизин Денис Иванович   
«Недоросль»





Бестужев-Марлинский Александр Александрович:

«Страшное гаданье»

«Ночь на корабле»

«Изменник»

«Мореход Никитин»

«Эпиграмма на Жуковского»


Все книги



Другие ресурсы сети:

Бернхард Томас

Баратынский Евгений Абрамович

Полный список электронных библиотек, созданных и поддерживаемых под эгидой Российской Литературной Сети представлен на страницах соответствующих разделов веб-сайта Rulib.net





Российская Литературная Сеть

© 2003-2016 Rulib.NET
Координатор проекта: Российская Литературная Сеть, Администратор сайта: Тимур Литовченко. Сайт работает под управлением системы "Электронный Библиотекарь" 4.7

Правовая информация: если Вы являетесь автором и/или правообладателем любых из представленных на страницах нашей библиотеки произведений, и возражаете против их нахождения в открытом доступе - сообщите нам по адресу copyright@rulib.net и мы немедленно удалим указанные работы.

Информация о литературной сети
Принять участие в проекте


Администратор сайта и координатор проекта не несут ответственности за содержание рекламных материалов и информации, размещаемой посетителями, однако принимают все необходимые и достаточные меры для контроля. Перепечатка материалов сервера возможна лишь при обязательном условии ссылки на ресурс http://www.bestugev-m.org.ru/, с указанием автора материала и уведомлением администрации ресурса о дате и месте размещения.
При поддержке "Библиотеки зарубежной фантастики и фэнтези"